Культурный ландшафт как ресурс для развития регулируемого туризма: с

 

Проводится всесторонний анализ развития концепции культурного ландшафта и существующих точек зрения на данную категорию, раскрываются основные характеристики и выявляются основные свойства культурных ландшафтов. Определяется значимость изучения культурных ландшафтов как своеобразного ресурса для развития регулируемого туризма в пределах охраняемых природных территорий. Особое внимание уделяется оценке деятельности ЮНЕСКО в области культурного ландшафтоведения.

The all-round analysis of development of the concept of a cultural landscape and the existing points of view on the given category is carried out, the basic characteristics are opened and the basic properties of cultural landscapes come to light. The importance of studying of cultural landscapes as original resource for development of adjustable tourism is defined within the limits of protected areas. The special attention is given an estimation of activity of UNESCO in the field of cultural landscape.

В современную эпоху, когда цивилизация переживает экологический кризис, на международном уровне разрабатывается стратегия защиты окружающей среды. Одним из возможных путей выхода из кризиса является сохранение, восстановление и развитие культурного ландшафта. Современное представление о культурном ландшафте неоднозначно. Эта ситуация характерна как для мировой географической науки, так и для русской (советской) географии. В настоящее время сложилось три принципиально разных толкования термина «культурный ландшафт»:

1. В традициях русской географической науки оно означает «хороший» антропогенный ландшафт, изменённый человеком по определённой программе и обладающий высокими эстетическими и функциональными качествами.

2. Второе определение характеризует культурный ландшафт как некую местность, которая в течение длительного исторического периода была местом обитания определённой группы людей, являющихся носителями специфических культурных ценностей.

3. В третьем случае под культурным ландшафтом понимают ландшафт, в формировании и развитии которого активную роль играют духовные и интеллектуальные ценности, хранимые и передаваемые от поколения к поколению в виде информации, являющиеся его частью и испытывающие на себе воздействие других, материальных компонентов ландшафта [1].

Понятие «культурный ландшафт», введенное в научный оборот в начале XX в. обрело необычайную популярность на рубеже второго и третьего тысячелетий. Оно оказалось в фокусе интересов исследователей, традиционно делившихся до сих пор на «естественников» и «гуманитариев». Следует заметить, что в классическом ландшафтоведении используются, главным образом, естественнонаучные подходы, хотя и признаётся, что освоенные человеком ландшафты во многом представляют собой продукт истории населяющих их народов, их материальной и духовной культуры [2].

Контексты, где фигурирует сочетание «культурный ландшафт», поражают своим разнообразием – как, впрочем, и варианты употребления базового термина «ландшафт». Поле трактовок культурного ландшафта чрезвычайно обширно – от представлений об «идеальных ландшафтах», возможных лишь в прекрасном будущем, до любых участков земной поверхности, на которые человек когда-либо обратил свое внимание. В ряде текстов термин «культурный ландшафт» вполне заменим словами «пространство», «территория», «местность», «место». В других случаях объекты, рассматриваемые в качестве культурных ландшафтов, вообще трудно привязать к какой-либо конкретной территории [3].

В. Н. Калуцков и А. А. Иванова дали такое определение культурного ландшафта (1998): культура этнического сообщества, сформировавшаяся в определенных природно-географических условиях, взятая в её целостности [4]. Это определение отражает этнокультурную концепцию культурного ландшафта, хотя и не является единственным. Существуют еще аксиологическая и средовая концепции, подробно рассмотренные ранее В. Н. Калуцковым и Т. М. Красовской [5].

Узловые пункты развернувшихся сейчас (устно и в печати) дискуссий о содержании этого понятия Г. А. Исаченко обозначил следующим образом [3]:

Соотношение природной и культурной составляющих в культурном ландшафте. В ряде работ, выполненных в русле гуманитарной географии, роль природных факторов в формировании культурного ландшафта сведена к фону, пейзажу – то есть внешней составляющей ландшафта (Туровский, 1998 и др.) [6]. Согласно схеме В. Н. Калуцкова [5], природный ландшафт – такая же составная часть культурного ландшафта, как и, например, местная языковая система и местное сообщество. В работах Ю. А. Веденина и его коллег по Российскому НИИ культурного и природного наследия, наряду с признанием вклада природных процессов, явно акцентируется роль интеллектуальной и духовной деятельности в формировании культурных ландшафтов (Веденин, 1997 и др.). Ю. А. Веденин и М. Е. Кулешова включают в культурный ландшафт, наряду с топонимами, архивные и библиографические источники, а также разнообразные предметы, указывающие на связь ландшафта с историческими событиями [1].

Категория смысла в культурном ландшафте. Так, В. Л. Каганский считает культурным ландшафтом всякое земное пространство, которое определенная группа людей освоила утилитарно, семантически и символически. Действительно, человек, обживая некоторую территорию (пространство), «осмысляет» ее, наделяя системой местных географических названий, символикой, местным фольклором и т. п. При этом не всегда смыслы, придаваемые разным местам (ландшафтам), имеют сугубо позитивный характер [7].

Тем не менее, придание исключительной роли категории смысла при выделении и изучении культурных ландшафтов ведет, по сути дела, к безграничному расширению сферы применения этого термина. Кстати, В. Л. Каганский в своей книге, для краткости именуя «культурный ландшафт» просто ландшафтом, фактически ставит знак равенства между двумя этим терминами (а также пространством, территорией).

Существование нематериальной (духовной) составляющей у культурных ландшафтов. Представители гуманитарной географии, не говоря уже о «чистых» гуманитариях (филологах, историках, этнографах и др.), как правило, уделяют особое внимание рассмотрению духовных начал местности (genius loci ). Духовность ландшафта служит важнейшим объектом изучения в так называемой сакральной географии. Можно утверждать, что «духовная нагрузка» ландшафта характеризует его определенное состояние на фоне более стабильных во времени (как правило, природных) составляющих.

Иерархия культурных ландшафтов. Среди большого потока текстов о культурных ландшафтах очень мало работ, где рассматривались бы культурные ландшафты конкретной территории в их пространственной иерархии. Как правило, любая попытка картографирования сложных территориальных комплексов (к которым, без сомнения, относятся и культурные ландшафты) приводит к необходимости установления иерархии последних. Едва ли целесообразно механическое перенесение всего аппарата классического ландшафтоведения (включая детально разработанную морфологию ландшафта) в исследование культурных ландшафтов. Представляется, что при изучении их иерархии, а также пространственных границ и взаимных переходов плодотворно понятие природно-культурный комплекс (или природно-культурный территориальный комплекс ), уже используемое рядом авторов [3].

Резюмируя сказанное, Г. А. Исаченко приходит к выводу, что современное понятие «культурный ландшафт» развивается в двух основных направлениях. Одно из них находится в русле классического ландшафтоведения. Здесь акцент делается на термине «ландшафт», и культурный ландшафт рассматривается как «двуединый» комплекс, где действуют как природные (спонтанные) процессы, так и процессы, инициированные человеческой деятельностью (в том числе управляемые или контролируемые человеком). К понимаемому таким образом культурному ландшафту применимы методы динамического ландшафтоведения, то есть можно исследовать его структуру и функционирование с соответствующими потоками вещества, энергии и информации, а также картографировать в разных масштабах. При этом необходимо учитывать, что не все привнесенные человеком особенности культурного ландшафта объяснимы с рационалистической точки зрения; здесь часто присутствует «иррациональные» элементы (например, сакрального характера), которые можно понять только в рамках определенной культуры.

Второе направление можно обозначить как междисциплинарное. Здесь культурный ландшафт, исследуемый с участием представителей гуманитарных дисциплин (а нередко – только «гуманитариями»), давно уже «оторвался» от ландшафта, а нередко – и от территории. Явный акцент в таком изучении делается на термине «культура», причем изучаются в основном «порождения» людей, населяющих (населявших) конкретные ландшафты – от древних рун и саг до политических предпочтений. Речь идет, скорее, о прочтении ландшафтов и их образов (в самом широком смысле) средствами гуманитарных наук. Эти средства довольно многообразны и дают интересные результаты, но нельзя забывать, что любое «прочтение» ландшафта конкретным исследователем неизбежно несет на себе отпечаток соответствующих социокультурных установок [3].

Один из ведущих специалистов в области теории культурного ландшафтоведения – М. Е. Кулешова – ведущий сотрудник института культурного и природного наследия – предлагает свой взгляд на проблемы формирования и развития культурного ландшафта. Согласно ее авторской позиции культурные ландшафты в своем распределении и развитии тяготеют к определенным макроструктурам природного ландшафта. Планировочно и функционально они образуют своеобразную каркасную основу, на которой крепится мозаика ландшафтного разнообразия. Происхождение такой основы связано с процессами эволюции земной поверхности и формированием зон активного геоэнергетического обмена. В практике территориального проектирования такой феномен получил название природного (природно-экологического) каркаса. хотя его трактовка и сфера применения у различных исследователей несколько различаются. Природный каркас представляет собой систему наиболее значимых в экологическом отношении географических структур, ответственных за основные процессы вещественно-энергетического обмена в геосистемах, определяющих экологическую устойчивость территории и ее ландшафтную дифференциацию [8].

Согласно М. Е. Кулешовой, носители разных культур осваивают ландшафт, оказывают влияние на ландшафтообразующие процессы и преобразуют природный каркас в природно-культурный, то есть дополняют его новыми фрагментами, усиливают или ослабляют интенсивность обменных процессов в геосистемах, создают собственные пути сообщения и коммуникации. Если это освоение не учитывает природных закономерностей, ландшафт разрушается, если же оно их учитывает и использует – ландшафт сохраняет свою устойчивость, продуктивность и эстетические достоинства и переходит в категорию культурного ландшафта. Развитие и формирование культурных ландшафтов непосредственно зависит от строения природно-культурного каркаса. Природно-культурный каркас – это целостная система наиболее значимых фрагментов, или структур территории, формирующаяся на базе природного каркаса. Такими структурами обладает каждая территория, они определяют ее особенности, функции, характер развития [8]. Таковы российские реалии культурного ландшафтоведения.

Становление и развитие концепции культурного ландшафта в зарубежной научной практике связывают чаще всего с деятельностью ЮНЕСКО.

В настоящее время все большее внимание уделяется охране целостных историко-культурных и природных территориальных комплексов, включающих в себя: отдельные памятники и их ансамбли; исторически характерные типы застройки и объекты ландшафтной архитектуры; разнообразные формы инженерного обустройства территории; природно-технические системы; биоценозы, адаптированные к традиционному природопользованию; другие объекты, демонстрирующие взаимодействие и взаимообусловленность природных и культурных объектов, явлений и феноменов. Именно такие образования составляют один из наиболее сложных объектов историко-культурного наследия, относящийся к категории «культурный ландшафт».

Национальные парки России являются одной из основных организационных форм охраны культурных ландшафтов – природно-культурных территориальных комплексов, сформировавшихся в результате эволюционного взаимодействия природы и человека, его социокультурной и хозяйственной деятельности и состоящих из характерных устойчивых сочетаний природных и культурных компонентов, находящихся в устойчивой взаимосвязи и взаимообусловленности.

Культурный ландшафт – исторически равновесная система, в которой природные и культурные компоненты составляют единое целое, а не только являются фоном или фактором воздействия одного элемента этой системы по отношению к другому. В качестве культурно-ландшафтных феноменов рассматриваются дворцово-парковые ансамбли, дворянские усадьбы, монастырские комплексы, поля сражений, археологические комплексы, исторические сельские, городские и заводские ландшафты [9].

По определению, данному в Статье 1. Конвенции по Всемирному наследию, культурные ландшафты представляют «совместные творения человека и природы». Они иллюстрируют эволюцию в веках человеческого сообщества и поселений, происходившую под влиянием неблагоприятных и/или благоприятных физических факторов естественной среды обитания человека, а также сменяющих друг друга социальных, экономических и культурных факторов, и внешних и внутренних. При отборе культурных ландшафтов должны учитываться оба фактора: значение ландшафта, как части выдающегося мирового достояния, и степень, в которой он представляет четко обозначенный геокультурный регион, а также его способность иллюстрировать существенные и отчетливые культурные элементы такого региона [10].

Термин «культурный ландшафт» охватывает множество проявлений взаимодействия человека с окружающей естественной средой. Во многих случаях культурные ландшафты отражают специфические технологии устойчивого землепользования, связанного с характером и возможностями природной среды, в которой они находятся, и своеобразную духовную связь с природой. Сохранение культурных ландшафтов может способствовать развитию современных методов землепользования, а также сохранять или усиливать природные достоинства ландшафта. Продолжающееся применение традиционных способов землепользования поддерживает биологическое разнообразие во многих районах мира. Таким образом, традиционные культурные ландшафты способствуют сохранению биоразнообразия.

Все культурные ландшафты, согласно принятой типологии, подразделяются на три основных категории: целенаправленно созданные (clearly defined or designed landscapes), естественно развившиеся (organically evolved landscapes), среди которых выделяются субкатегории реликтовых (relict or fossil landscapes) и развивающихся (continuing landscapes) ландшафтов и, наконец, ассоциативные (associatives) ландшафты [11].

Типология, предложенная в «Operational Guidelines. », содержит два логических основания деления: во-первых, по степени преобразованности и культурной освоенности исходного природного ландшафта (ландшафты целенаправленно созданные, естественно развившиеся и ассоциативные) и, во-вторых, по жизнеспособности сформировавшегося ландшафта (ландшафты ископаемые, реликтовые, саморазвивающиеся). Первая характеристика позволяет рассмотреть ландшафты в соответствии с разнообразием форм и способов их создания, а вторая свидетельствует о степени уязвимости ландшафта. Обе они весьма важны при идентификации ландшафта и определении стратегии управления им как объектом наследия [11].

Целенаправленно созданные ландшафты – это, прежде всего, объекты ландшафтной архитектуры (парки и сады). Все они были созданы по замыслу художника и характеризуются определенной планировочной композицией. В своем развитии они подчинены целеполагающей деятельности человека; в них много антропогенных элементов, созданных на основе или возникших на месте природных образований. Целенаправленно созданные ландшафты представляют наибольший интерес в культурологическом аспекте, поскольку их облик максимально подчинен творческому замыслу их создателей. Сугубо функциональное предназначение отдельных элементов культурного ландшафта всегда сообразуется с их эстетическими качествами.

В естественно развившихся ландшафтах природные процессы, в результате длительных, целенаправленных воздействий, претерпевают определенные изменения. Природные компоненты ландшафта адаптируются к этим изменениям, в результате чего формируется ландшафтный комплекс, где сложным образом переплетаются процессы природной эволюции и целенаправленной деятельности. К такому типу можно отнести многие сельские, в том числе мелиорированные ландшафты или исторические индустриальные ландшафты. Ландшафты «ископаемые», реликтовые и развивающиеся могут быть выделены как субкатегории не только естественно развившихся, но и целенаправленно созданных ландшафтов. «Ископаемые» ландшафты. как правило, хранят в себе памятники археологического или палеонтологического наследия; это могут быть остатки древних городов, курганные комплексы, оазисы древних или сменивших географический ареал культурных общностей, сформировавших облик ландшафта, но безвозвратно ушедших или утративших функции носителя культурной традиции. Реликтовые ландшафты продолжают жить и развиваться, но их расцвет относится уже к истории; в основном это «угасающие» ландшафты, оказавшиеся в окружении чуждой им культурной среды или под воздействием изменившихся природных условий. Носители культуры, создавшие этот ландшафт, уже исчезли, но сам ландшафт сохраняется в прежних своих формах и паллиативных функциях усилиями представителей другой культуры, использующих его для своих собственных целей. Развивающийся ландшафт. если он представляет интерес в качестве объекта наследия, может быть связан с географически детерминированными традиционными аборигенными культурами, такими как культуры американских индейцев, африканских племен, северных евразийских народов. Эти культуры уязвимы именно в силу своей зависимости от природных свойств ландшафта, от сохранности которого зависит сама возможность их существования.

Ассоциативные ландшафты могут быть включены в историко-культурное пространство без изменения их естественной ритмики и эволюции, в качестве памятных мест, мест творчества, сакральных местностей и т. д. В ассоциативных ландшафтах культурная составляющая часто представлена не в материальной, а в ментальной форме, по ассоциации объекта с каким-либо феноменом культуры [9].

К наиболее важным характеристикам культурного ландшафта относятся его исторические функции и тип культуры. определяющие облик ландшафта. В частности, по историческим функциям ландшафты можно подразделить на сельскохозяйственные, промысловые, сакральные, заповедные, мемориальные и т. д. Функциональная ориентация ландшафтов указывает на воспроизводящие их процессы и типы действий, необходимые для их поддержания в «рабочем» состоянии.

Важнейшей частью культурного ландшафта является культурное наследие, сохраняемое в виде овеществленных объектов, традиционной деятельности людей или информации. В некоторых культурных ландшафтах наследие является доминирующим, определяющим ход всех происходящих на их территории общественных процессов. Это, прежде всего, комплексные историко-культурные и природные образования, являющиеся носителями исторической памяти, связанные с местами, хранящими в себе материальные и нематериальные свидетельства исторической памяти – памятники архитектуры, археологии, этнологии, топонимы, архивные и библиографические источники, разнообразные объекты и предметы – природные и антропогенные, указывающие на связь ландшафта с историческими событиями, определившими судьбу страны, народов, ее населяющих, их культуры, а также с жизнью великих людей, внесших особо значимый вклад в становление и развитие страны. В этом случае объектом наследия становится сам культурный ландшафт. Это положение было зафиксировано в документах ЮНЕСКО, и, очевидно, должно найти отражение в правовых и нормативных документах Российской Федерации.

Формальное осознание мировым сообществом культурного ландшафта как объекта наследия произошла совсем недавно, в 1992 г. когда это понятие было включено в текст «Operational Guidelines for the Implementation of the World Heritage Convention» – основной руководящий документ по применению Конвенции о Всемирном наследии. Этот документ периодически дополняется и уточняется, обеспечивая согласованность подходов к выявлению, представлению и сохранению мировых культурных ценностей.

До 1992 года культурный ландшафт не рассматривался в качестве самостоятельного объекта наследия. Вместе с тем, фактически признание ценности культурного ландшафта как объекта наследия пришло значительно раньше. Некоторые позиции, связанные с сохранением культурного ландшафта были предложены в Конвенции, принятой в 1972 г. и учитывались в более ранних редакциях «Operational Guidelines. ». В частности, в Конвенции дается типология объектов культурного и природного наследия; в ряду объектов культурного наследия выделяются группы зданий, исключительная ценность которых может быть обусловлена их положением в ландшафте, а также достопримечательные места (sites), которые могут рассматриваться как результат совместного творчества человека и природы. Именно последние и были впоследствии отнесены к культурным ландшафтам. Некоторые из вариантных критериев ценности наследия, перечисленные в «Operational Guidelines. », содержат или содержали признаки, отражающие существенные свойства культурного ландшафта [1].

Итак, культурный ландшафт в руководящих документах ЮНЕСКО понимается как результат совместного творчества человека и природы (combined works of nature and of man). Культурный ландшафт иллюстрирует процессы эволюции общества под влиянием условий природной среды и социальных, экономических и культурных процессов. В качестве объекта наследия он должен репрезентативно представлять соответствующий геокультурный регион и с достаточно высокой степенью выразительности демонстрировать отличительные черты такого региона, в том числе и традиционные для этого региона технологии устойчивого землепользования, учитывающего экологические особенности и ограничения. Довольно широко распространены культурные ландшафты, в которых заключена семантика особого духовного (сакрального) отношения к природе.

Идея культурного ландшафта стала использоваться в качестве методологической базы решения многих проблем охраны природы и оптимизации окружающей среды. Кроме того, культурные ландшафты стали одним из основных рекреационных и туристских ресурсов, так необходимых для развития экологического и познавательного туризма в пределах нашей страны. Концепция культурного ландшафта объединяет многие проблемы сохранения природного и культурного наследия. «Общество всё более осознаёт недостатки отраслевых принципов и подходов в области охраны окружающей среды и территориального управления и закономерно пытается компенсировать их возвратом к целостному, системному, комплексному и территориально гармоничному восприятию и устроению окружающего пространства, имя которому – культурный ландшафт» [1].

Библиографический список

1. Веденин Ю. А. Кулешова М. Е. Культурный ландшафт как объект культурного и природного наследия./Известия АН. Серия географическая, 2001, № 1, с. 7-14.

2. Николаев В. А. Культурный ландшафт – геоэкологическая система. Вестник Моск. ун-та. Сер. географ. 2000, №6.

3. Исаченко Г. А. Культурный ландшафт как объект дискуссии./Материалы юбилейной научной конференции «Культурный ландшафт: теория и практика». М. МГУ, 2003.

4. Калуцков В. Н. Иванова А. А. Давыдова Ю. А. и др. Культурный ландшафт Русского Севера. М. 1998.

5. Калуцков В. Н. Красовская Т. М. Представления о культурном ландшафте: от профессионального до мировоззренческого. Вестник Моск. ун-та. Сер. географ. 2000, №4.

6. Туровский Р. Ф. Культурные ландшафты России. – М. Изд. Рос. НИИ культурного и природного наследия, 1998.

7. Каганский В. Л. Мир культурного ландшафта./Культурный ландшафт и советское обитаемое пространство. Сборник статей. М. НЛО, 2001.

8. Кулешова М. Е. Культурный ландшафт – цивилизованный путь освоения пространства./Охрана дикой природы, 2001 № 1(20) – с. 35-39.

9. Управление культурными ландшафтами и иными объектами историко-культурного наследия в национальных парках. М. ЦОДП, 1999.

10. Convention concerning the Protection of the World Cultural and Natural Heritage. – UNESCO, 1972.

11. Operational Guidelines for the Implementation of the World Heritage Convention. – UNESCO, WHC-99/2, 1999 (February).

Понравилось? Тогда подписывайтесь на новости сайта в соцсетях ВКонтакте. Facebook и Google+

 



  • На главную
    [© 2014 Дизайн